Translate

вторник, 25 ноября 2014 г.

Дети Глотта

Дети Глотта.
Конец Времен — Часть II.


Я вижу злой рок человечества. Он начертан среди звезд, предвестник его — ярко пылающая на небосводе двухвостая комета.
Варварские племена севера видят в ней знак своей окончательной победы во всем мире. Также и дети Молотодержца взирают на нее с надеждой и страхом. Надеждой, что она возвещает возвращение их самого славного защитника. Страхом, что это знамение их всеобщей погибели.
И они правы.
На севере грязные орды стекаются под знамя Трехглазого Короля. Как выплеснувшаяся кровь из раны в полюсе мира, они текут на юг, неся прикосновение Хаоса всему на земле. Вечноизбранные военачальники погрузят свои клинки глубоко в цивилизованные королевства, грабя павшие империи к своей вящей славе.
Три брата низведут Империю Людей. Они те, кто соберет всех возлюбленных чумой именем своего повелителя. Они те, кто сплетет проклятье свободной жизни, проклятье несущее первобытный беспорядок в мир ценой невероятных усилий достигнутого прогресса.
В общем, владыки болезней приведут Старый Свет к краю гибели — разрушению изнутри и извне. Всё истинное и чистое зачахнет и исчезнет. Боги людей исчезнут вместе с ними, пока лишь в смерти есть путь к спасению.
Это Конец Времен.

НА МИР ЛОЖИТСЯ ТЕНЬ

Ни один смертный не получал когда-либо знака благосклонности Темных Богов высшего, чем Архаон, Трехглазый Король. Разрыв в ткани реальности, пульсирующий на вершине мира полыхал всё ярче. Одна за одной, четыре демонических рати выстраивались перед троном Вечноизбранного, ведомые величайшими демонами, отмеченными знаком их покровителей. Эти бессмертные владыки Хаоса преклонили колени перед Архаоном, могучим символом ожидаемой ими судьбы.

Несмотря на благоволение четверки Разрушительных Сил, Архаон предпочел выжидать. Северные племена, очертя голову бросавшиеся на Старый Свет ранее, собиравшие огромную дань черепами после каждого вторжения, всегда были разбиты и отброшены обратно. Вечноизбранный прекрасно знал, как разрозненные кланы северных пустошей легко присягают стремительно возвышающемуся вождю, и как его армия быстро рассеивается, едва тот падет.

Чем больше является знамений грядущего апокалипсиса, тем вероятнее, что армии цивилизованного мира объединятся против сил севера, и, тем вероятнее, военачальники Архаона встретят свой конец до срока. С древними расами эльфов и гномов сражающимися плечом к плечу с армиями Старого Света, легкая победа маловероятна. Только изоляция каждой из цивилизованных рас даст Темным Богам получить свою желанную добычу, и только низвержение человеческой расы сделает возможными деяния, изменящие мир.

Это, возможно, величайший выбор Архаона, ибо он не единственный смертный посланец божественных сил. Как и Силы Разрушения имеют своих поборников, у других божеств Старого Света есть свои пророки и почитатели. Через сны и видения они посещают своих последователей, и через знамения и чудеса направляют судьбы правоверных. Боги, именуемые  людьми Сигмаром, Ульриком, Шалльей, Таалом и Озерной Владычицей Бретоннии ведут свою игру, помогая цивилизованному миру сражаться с силами претендующими на власть над ним. Эта бесконечная игра идет на протяжении веков, и на кону само существование этих божеств. Через завоевание материального царства, Архаон чает ослабить и даже уничтожить богов и богинь, что хранят мир порядка от беспощадного правления Хаоса.

Трехглазый Король не настолько глуп, чтобы считать, что выполнит сию нелегкую задачу в одиночку. Его повелители ожидают, что он раздавит мир железной пятой, и он не намерен обмануть оказанное ему доверие, подобно многим своим предшественникам. Хотя ветры магии ярятся по всему миру неистовее чем раньше, его демонические союзники не могут постоянно присутствовать в царстве смертных, а значит он сформирует рыхлый, расползающийся авангард из диких орд из числа маньяков и монстров севера. В его сонмище бессчетное число опытных воинов, и на людей он может положится там, где на демонов надежды нет.

Перед наступлением, Архаон намерен ослабить Империю проклятой волшбой хаоса, насылаемой наиболее одаренными носителями проклятья Нургла, с ее помощью проложить дорогу его завоевательному походу. Его план - затопить королевства людей чумой, постепенно вытесняя порядок отовсюду, где его смогут найти. Только лишь один этот крестовый поход энтропии ослабит завесу между миром который он собирался сокрушить и демоническими армиями за его спиной.

Великая и торжественная клятва был дана Архаоном — обеспечить прозрачность границ между смертными и богами, и возвестить приход новой эры беспорядка и смерти, где законы природы не имеют более силы. Его страстное желание — погрузить планету в эту новую эру, обречь ее на веки в дикость и ужас. Приз на кону — полное уничтожение мира и он намерен забрать его.

По всей Империи безумствующие проповедники вопиют о пришествии Конца Времен. Каждую ночь по небесам разливается темно-зеленое мерцание таинственных энергий. Низко висящий Моррслиб заставляет верить прорицателям конца света. Даже люди ученые и рассудительные останавливаются послушать разглагольствования бродящих по дорогам религиозных фанатиков.

Что-то тревожное носится в воздухе, тревожное и необъяснимое. Оно обманывает восприятие окружающего как одаренных так и посредственностей. Чувство превосходства пронзило Империю, превосходства с оттенком страха. К Императорскому двору прибывают гонцы со всех концов Старого Света и более дальних пределов и вести их всё мрачней и мрачней. Тилея и Эсталия потеряны, поглощенные тучей грызунов, ходящих как люди. Скорость, с которой южные народы были сметены, говорит о том, что безжалостно исполненное вторжение было тщательно спланированным. Правители Альтдорфа были вынуждены признать, что не только слухи о блохастых крысолюдях вероятно верны, но и то, что их туннели и норы тянутся на бессчетные мили под всем Старым Светом.

Сильвания, провинция где всегда правили нечестивые силы, сейчас полностью поглощена тьмой. Мало ли тех, кто отправлялся в крестовые походы на спасение Сильвании, осознавали, что их гибель лишь малая ступень в выполнении далеко идущего великого плана. В заговоре,  цель которого — возрождение их владыки Нагаша в славе, Мортархи Великого Некроманта заманили девять жрецов и жриц в свои когти и использовали силу их крови для проведения великого ритуала возрождения. Таким ужасным образом, Нагаш снова был выпущен в мир.

Первым деянием Нагаша, как монарха нежити, было поглощение яростной магической бури магии смерти, бушующей над Сильванией. Двинувшись на юг через Горы Края Мира, Великий Некромант использовал вновь обретенную силу для подчинения и истребления своих старых врагов, Царей Гробниц Нехекары. В его отсутствие Мортархи Нагаша вцепились мертвой хваткой в Империю, поднимая мертвых на всём ее пространстве. Также все девять Мортархов имеют свои собственные планы, как, в свою очередь, Влад и Маннфред фон Карштайны, видящие королевства людей послушными воле их господина, чтобы править ими в тени его трона, и они не остановятся, пока не достигнут цели.

По-прежнему племена хаосопоклонников севера неотступно напирают на границы цивилизации. Они сокрушили Кислев, залив бессчетные пространства кровью невинных, отметив свой путь из одного конца государства Ледяной Королевы в другой массовой резней.

Армии Курфюрстов, собранные для отражения нашествия на далеком севере, возглавили воинствующий священник Лютор Хасс и его ставленник Вальтен. Имперские армии заняли оборону на Золотом Бастионе, великой стене созданной не руками каменщиков, а искусством волшебников и жрецов.

К сожалению, эта впечатляющая стена не смогла остановить чумные ветры. Молитвы, скрепляющие стену вымывались потоками темной энергии, Золотой Бастион становился непрочным и армии Темных Богов поспешили прорваться сквозь его. Только ценой героической гибели тысяч людей удалось сдерживать их, но даже это лишь на время.

Как и всегда, победа над северными ордами обошлась дорогой ценой. Карл Франц лично возглавил последний натиск Рейксгвардии, собравшей кровавую дань в рядах северян. Но храбрость Императора привела его к гибели. В разгар битвы Карл Франц был пронзен мечом в поединке с вампиром Валахом Харконом. К отчаянью своего войска он упал из седла своего грифона на землю и сейчас считается пропавшим без вести.

Рейксмаршал Курт Хельборг поспешил обратно в Альтдорф в надежде восстановить порядок в отсутствие своего повелителя. По прибытии в Императорский Дворец, он нашел свару императорских советников, отстаивающих свои собственные интересы. Граф Борис Тодбрингер желал вернуть каждый меч в Мидденхейм для уничтожения своего кровника, Кхазрака Одноглазого. Верховный Патриарх Грегор Мартак из Янтарного Колледжа утверждал, что зверолюди гораздо опаснее, чем думает граф. Курфюрсты Люденхоф и Лейбвиц советовали дождаться помощи от Эльфов, Гномов, Бретонцев даже Хафлингов из Общины, в то время как Сигмариты полагали, что только вера способна остановить наползающую тьму. Правители Империи очень смутно осознавали, что оставаясь разобщенными, они ослабляют государство, которое надеются защитить.

Силы зла сейчас отброшены, как любят рассказывать менестрели . Но имперские армии были потрепаны и рассеяны по всей территории, сражаясь как внутри страны, так и за ее пределами. Культисты и колдуны вслушиваются в нашептывания демонов, паразитические чародеи трудятся над уничтожением городов, их приютивших, а звериные шаманы призывают своих гротескных союзников к приближающемуся шабашу. Каждую ночь костры Охотников на ведьм загораются всё ярче. Пока праведники могут сделать немного больше, чем подрезать древо ереси, укоренившейся в государстве, отдаляется пришествие Темных Богов.

Пока жители Старого Света борются с беспорядками в своих пределах, север под гром войн готовит возвращение. Двухвостая комета пылая мчится через северный небосвод, оставляя за собой шлейф мерцающих рун, несущих знамения гибели. В этот раз разрозненные северные племена объединятся, и даже ничтожные шаманы и гадалки чувствуют в ветре перемену.

Это война жизни и смерти, но не такая, какую ожидает Империя...




Глава 1
Возвышение рода Глотта
Весна 2525

В полнолуние, когда Моррслиб восходит в ночном небе над северными пустошами, тысячи шаманов начинают в унисон нестройные песнопения и выкрики. Их нечестивые псалмы подхватываются миллионноголосым хором демонов, скрытых северной метелью, всё еще тоскующих о битвах. Каждый сонм возносит хвалу Темным Богам, сливающуюся с другими в сводящий с ума диссонанс, терзающий сознание смертных.

Эти жестокие песни несутся на юг невидимыми ветрами, проникая в спящее сознание всех тех, кто чувствителен к воздействию потустороннего. Одно за другим сеялись семена безумия, прорастая под светом Луны Хаоса.

Тонкие ручейки влекомых на север безумцев превращались в реки и многие искали себе места в рядах диких племен. Изменники и перебежчики из пределов Империи стремились соединиться с ордами у ее границ и, с каждым новым пополнением своих толп, великий замысел Архаона приближался в выполнению.

Каждый из четырех Богов Хаоса опекает чемпионов из числа людей, для того чтобы использовать их суетные интересы в Большой Игре. По всему миру находятся те, кто полностью отдал себя своему божеству, получив сверхъестественную поддержку взамен. Архаон хорошо знал о целых армиях таких личностей за северными границами – ордах закованных в бронзу воинов, чьи души принадлежат Кровавому Богу, рати искателей острых ощущений, алчущих лишь даров их Темного Принца способных удовлетворить их, и кабалы культистов, почитающих Изменяющего Пути во всех его формах. Хотя все эти люди и склонились пред троном Вечноизбранного, Архаон знал, что действительно они верны только своим единомышленникам.

Для того, чтобы использовать этих нечестивых хаосопоклонников, Вечноизбранный выбрал военачальников по своему образу и подобию и послал их на юг, лейтенантов хоть и полностью посвятивших себя одной из сил, но в которых Архаон был уверен, что они погубят мир смертных, даже если сам он погибнет.

Мечница Кхорна, Кровавая Королева Валькия, уже вторглась в ледяные пустоши Наггарота во главе своей Кровавой Орды. На берегах Кислева Сигвальд Прекрасный впечатлял своего повелителя Слаанеша доселе невиданными актами резни и грехопадения. Армии чтящие Тзинча, двигались на юг, ведомые искаженным близнецом Виличем Проклинающим, хотя, по правде, ни Архаон, ни Вилич не были уверены, кто действительно дергает за нити в паутине сотканной Архитектором Судеб. Только последователи Бога Чумы не имели предводителя, после смерти Фестака Кранна на Золотом Бастионе. Но разрушительная сила и безграничная энергия Нургла должны быть использованы, если Архаон желает принести гибель миру.

Вечноизбранный лучше многих понимал Большую Игру, возможно лучше многих живущих. Без преданного военного лидера, представляющего интересы Нургла, четверной союз, к которому он стремился, вскоре будет разорван. Жизненно необходимо найти чемпиона, сумеющего достойно представлять Владыку Разложения.

Призвав самых лучших наездников кочевых племен, Архаон послал разослал их на поиски чемпиона, чья мощь бы принесла вечную славу Нурглу. Каждый день приходили вести о новом военачальнике, еще более гнилостном и разложившимся чем предыдущий. Однако приземленные их амбиции не простирались далее материальных завоеваний и сражений в одиночку. А для пришествия эры войны необходим истинно верующий.
 
Но сила разрушения, которую искал Архаон, была доставлена не смертным посланцем. Когда зеленый сет Моррслиб разлился над льдами и двухвостая комета ярко засияла в вышине, Ку`гаф Чумной Отец предстал перед троном Вечноизбранного. Он принес дары самого Повелителя Разложения, три глиняных кувшина с чумой, гибельной не только для людей, но даже для самой земли и небес.

После сюрреалистичного визита Ку`гафа, Архаон поспешил в пустоши. Теперь Вечноизбранный отлично понимал, на кого из смертных чемпионов обратил взор Бог Чумы — странную троицу близнецов, известную как Глоттовы.

Сложный план складывался в лабиринтах Архаонова сознания. Он пошлет Братьев Глотт в Старый Свет, придав им самых амбициозных военачальников, каких сможет найти. Их вспыльчивые племена слишком беспокойны и своевольны, чтобы и далее ждать, составят передовые армии. Глоттовы примут общее командование наступлением первой волны. В сердце каждой наступающей армии будет один из трех чумных кувшинов, переданных Ку`гафом Вечноизбранному. Они будут доставлены в Империю благословленными Нурглом армиями и их содержимое используют против её народа.

Первой волной вторжения последователей Нургла, Архаон прощупает защиту цивилизованного мира. С бушующей в их государстве эпидемией, поборники Порядка будут вынуждены раскрыть свои карты и при этом потеряют бессчетное количество жизней. Это откроет ворота вторжению и приведе к завоеванию всего мира людей, давно являющегося связующей силой между расами Эльфов и Гномов.

Если Братья Глотт успешно сделают свое дело, Архаон поспешно выступит на юг и лично нанесет Империи смертельный удар. Если близнецы и будут отброшены защитниками юга, то они покинут Империю прореженной чумой тенью своей прежней славы, созревшую к завоеванию.

Прокручивая в голове образы всемирного погрома, Архаон взобрался в седло своего скакуна Доргхара и выехал на поиски избранных чемпионов Нургла.

Глубоко в канализации Альтдорфа, прямиком по нечистотам шлепала одинокая фигура. Тучная и отвратительная, как пиявки, что извивались под ее мантией, фигура напевала бессмысленные и нескладные нордландские частушки.
«Внутренние кровотечения», - бормотал жирдяй, поглаживая склизкий шарф из пиявок, облепивших его шею. - «Кашель, лишай и гниение, много платков носовых, и болезней дурных.»
«Болезней благих!» - проревел бестелесный голос.
Увенчаная оленьими рогами голова, размером с валун, медленно поднималась прямо из канализации. На поверхности появились сверкающие черные глаза и улыбающийся, в маслянистой гнили, рот.
«Оленьи рога....”,- произнесла фигура в мантии. «Ты есмь Ку`гафъ Отецъ Чумы?»
«Он самый!»,- прогрохотал Великий Нечистый, радуясь, будто собеседник угадал веселую загадку. «Доктор Фест, как я полагаю!»
«Фестус, дорогой коллега»,- ответил доктор, изобразив шутливый реверанс.- «К вашим услугам. Рад наконец-то встретить своего щедрого благодетеля».
«Моя щедрость дейсвительно неиссякаема! И у меня радостные вести. Я подготовил целый букет цветов плоти, высморканых северными носами .»
«В самом деле? И кто же принесет эту новую хворь?»
«Тройняшки! Одаренный трилистник,» - заговорщицки зашептал Ку`гаф, -«Глоттовы, так их зовут. Я подарил Вечноизбранному их имена и, на десерт, — три полных кувшина с чердака папаши. Пора устроить шикарный банкет!», - широко размахнулся своими огромными руками демон, окатив Фестуса коричневой жижей.
«И какова моя роль?»-спросил Фестус, протирая глаза от дерьма.
«Моя пиявочка, мы должны подготовить этот чопорный город. Он станет буйным садом!»
Фестус улыбнулся семени новой мечты, посеянному в его душе.

Очередная волна дикарей устремилась вверх по усыпанному валунами склону холма к трем фигурам, темнеющим на фоне небосклона. С каменных плит святилища, венчавшего вершину, Отто Глотт ухмылялся измазанным кровью рычащим харям внизу. Ковер из татуированных трупов раскинулся между столпов святилища, и каждый являл собой образец довольно жестокой и грязной смерти. Отто лениво поскреб бородавки на зобу.
«Вперед, мои жадные до битвы друзья», -прогрохотал он. «Сегодня отличный день, и мои братья, и я, очень рады помочь вам добраться до своих могил!»



Комментариев нет:

Отправить комментарий